Данила Матвеев: «Всё завязано на режиссере»

Данила Матвеев: «Всё завязано на режиссере»

15.11.2016

Он родился в Ханты-Мансийске, но «вырос» творчески в Петербурге, пройдя извилистый путь от актера и аниматора до режиссера концертных программ. О его непростом характере знают многие, кто с ним работал, хотя это объясняется профессиональной требовательностью и непрерывными творческими поисками.

Сегодня у нас в гостях режиссер Концертно-театрального центра «Югра-Классик» Данила Матвеев.

Добрый день, Данила! Начнем с ключевого вопроса: когда в Вас «проснулся» режиссер»?

- Это было уже в достаточно сознательном возрасте, когда я исчерпал в себе все актерские возможности, а развиваться хотелось дальше - в творческом плане.

Актерские возможности? Значит, вначале была карьера актера?

- Я поступил в театральный вуз в Санкт-Петербурге, где основным профильным предметом было «актерское мастерство», а режиссура была вторым профильным. По окончанию его проработал семь лет на контрактной основе вместе со своими однокурсниками. В театре, как, наверное, и у всех в сфере культуры – нужно больше денег, больше свободы, развития… 

Вот, собственно, мы с другом и занялись режиссурой. Открыли свое агентство и занимались организацией праздников, свадеб и всего, что угодно. Параллельно я вышел на крупную компанию и так же устраивал там праздники, спектакли, антрепризы.

Это довольно типичная «траектория полетов» актеров в режиссеры: неудовлетворенность актерской зависимостью и нереализованная творческая энергия просится в режиссуру…

- Да нет, просто хочется участвовать во всем, создавать все целиком, а не быть только частицей…  Я проработал в Питере 13 лет.  И вот в очередной раз пришла пора все менять. Так же, как из актера я переквалифицировался в режиссеры, в один прекрасный день захотелось поменять местожительство, поехать куда-нибудь поработать на других площадках, попробовать себя в иной атмосфере. Разослал письма со своим резюме.  

Пришло несколько предложений, но выбирать особо не пришлось, потому что я приехал к себе на родину. Так сказать, звезды сошлись.

- Выведите, пожалуйста, формулу: «Режиссер – это…» 

- Это: «Всё сам». Ведь всё завязано на режиссере. Как бы это не звучало, но абсолютно все службы –  и творческие, и технические – всё завязано на режиссере. Ему нужно пройти от артистов (их репертуара, костюмов, танцев, их ухода со сцены) до технических служб сцены, как это все будет подниматься-опускаться, как это будет звучать, в какой момент это будет останавливаться, и вплоть до света – где и как это будет смотреться на артисте.

- Творческие люди, как правило, обладают непростым характером. А Вы?

- Сам себя я не могу оценить. Могу только сказать, что близкие мне люди говорят, что все основные проблемы у меня – из-за моего характера. Хочу, чтобы было так, как я сказал. Я не буду никого ругать, ни на кого кричать – хотя режиссуру я начинал именно с этого. Здесь я выбрал некий иной путь – просто «продавливаю». Медленно, но верно продавливаю. 

- Похоже, Вы режиссер-диктатор… 

- Наверное, да. Хотя на первых репетициях наших мероприятий я всегда позволяю артистам делать все, что они хотят. Пусть они из себя всё эмоционально выплеснут, а потом то, что мне не нужно, я отрежу. И заодно посмотрю, кто, на что способен в разных обстоятельствах. С актерской точки зрения им нужно давать свободу, не загоняя в рамки.

- Когда начинаете новый проект, «картинка» складывается изначально или по ходу?

- Когда начинается проект, изначально  формируется идея. На идею затем нанизывается все: и сценография, и артисты, и эмоции, которые я хочу получить от этого концерта и передать зрителям. Если есть идея, и она сильная, хорошая, то концерт заведомо обречен на успех. Без идеи смысл теряется. В праздничном концерте можно даже не рассказывать никакую историю, но должна быть связующая нить, сквозное действие.

- А что является самым сложным в Вашей работе?

- Наверное, быть правильно понятым. Потому что достаточно часто слышу от своих коллег по цеху: «Мы во время работы тебя не понимаем. Понимаем только то, что ты от нас что-то хочешь, но не видим целостной картинки или идеи». А когда заканчивается мероприятие, они все ко мне подходят и говорят: «Ааа, так вот, что ты имел в виду…».  То есть, очень трудно объяснить всем и каждому, что ты хочешь донести.

С кем из коллег Вы на одной волне, с кем интересно работать?

-  Наверное, с техническими службами мне проще работать, потому что я конкретно знаю, что хочу. Мне нужно, чтобы была создана «картинка» на сцене (свет, звук), а уже туда я вписываю артиста. Он приходит в готовую мизансцену, играет, поет или пляшет – и уходит. Его работа на этом заканчивается. 

Одно из моих любимых занятий – «писать свет», сидя рядом с художником по свету. На каждый номер прописывается сценический свет, тот, что видит зритель. Художник по свету должен, конечно, проявлять свою профессиональную жилку, но, тем не менее, я как режиссер сижу рядом и объясняю ему художественную составляющую, чтобы я хотел в соответствии с драматургией номера: здесь нужно вот так, а здесь иначе.   

Со звукорежиссерами мы также тесно сотрудничаем. Они профессионалы в своем деле, я им говорю – они делают. Так что все проходит через режиссуру.

- Кто Ваши кумиры, авторитеты в творчестве?

- В основном, это кинорежиссеры. А из театральных – это питерские: Лев Додин (Малый драматический театр – Театр Европы), Юрий Бутусов (Театр Ленсовета). Еще Марк Захаров, Юрий Любимов, Валерий Фокин. Скучаю немного по театральному Петербургу. Из актеров мой кумир Олег Даль. 

- Вы ставите, в основном, концерты и шоу. А нет ли желания замахнуться на театральные произведения, скажем, «на Вильяма нашего Шекспира»? 

- Желание такое есть, конечно. Но даже с профессиональными актерами трудно работать, а с непрофессиональными… Если честно, я даже себе не представляю. Ведь хочется выдавать качественный продукт, а в Ханты-Мансийске с актерами-то туго…

- Ваша нереализованная пока мечта?

- Хотелось бы сделать мероприятие (хотя не знаю пока, какими средствами и на какие средства), в котором передать современность и хронологию нашей культуры. Во все времена культура была привязана к моментам истории. Допустим, Блок, Есенин, Пушкин – они же не просто так писали стихи, они писали о том, что происходило в России и в их жизни.

А сейчас культура и искусство, и даже живопись, – они отвалились от современности абсолютно. Хотелось бы показать это веяние на сцене. Это было бы визуально-музыкальное изображение нашего мира.  

- Если позволите, как у Вас обстоит дело с вредными привычками?

- Смотря что считать вредными привычками… Не курю. Компьютерной зависимости нет. Приехав сюда, отказался от интернета дома. И телевизор уже несколько лет не смотрю. Не смотрю и не подражаю. Поэтому подытожив, могу сказать: всем, что я делаю, я обязан вакууму и одиночеству. Хотя матом, правда, иногда…. как и все режиссеры. 

- Что может Вас удивить в человеке?

- Что меня может удивить в человеке и даже обезоружить, так это абсолютное отсутствие равнодушия, – именно, как гражданская позиция, и искренность. Это всегда обезоруживает, и думаю, не только меня. Помните, у Горького: «Душевное спокойствие – это подлость по отношению ко всему остальному человечеству».  

- А как проводите свободное время? 

- Свободного времени почти нет. Но если удается, то – тренажерный зал. Книжки читаю, играю в шахматы и коллекционирую шахматных коней. Пока у меня их около тридцати – разных.  Раньше еще было хобби – фотографировал, но сейчас на это нет времени. Режиссура мне настолько нравится, что я даже ничем другим не хочу заниматься. 

- Кроме Санкт-Петербурга и Ханты-Мансийска, где еще хотелось бы побывать?

- С удовольствием съездил бы на Камчатку, на Дальний Восток, на Байкал. А то всю жизнь прожить в России и ни разу не поездить по самой России… Из зарубежья, пожалуй бы, в  Японию. Каждый раз смотрю фотографии Японии – там настолько всё интересно и совсем не так, как везде.  

- Ваш идеал женщины?

- Моя мама. Что конкретно мне нравится в моей маме и чего нет во многих современных женщинах? Я же смотрю вокруг, анализирую... Сколько бы не было разных ситуаций, и даже в лихие 90-е годы, она всегда была подспорьем отцу. Всегда стояла за его спиной, помогала и шла вместе с ним в ногу, как жена декабриста. Она была вместе с ним, верила ему и верит до сих пор.

В режиссуре, наверное, нужно точно также, чтобы все слепо верили режиссеру – и неважно, куда он их ведет. Потом разберемся.

- Спасибо за интервью. Желаем Вам новых творческих поисков и находок!


Интервью провела Т.Кашапова


Возврат к списку

Яндекс.Метрика