Марафон длиною в концертный сезон…

Марафон длиною в концертный сезон…

21.07.2017

14 концертных программ, грандиозные премьеры всероссийского масштаба, новые циклы концертов и победа в региональном этапе конкурса «Гражданская инициатива» - таким выдался этот концертный год для Духового оркестра Югры и его художественного руководителя и дирижера Сергея Свиридова.

Такой триумф коллектива может создать у стороннего наблюдателя обманчивое впечатление, что ему всё дается легко, с блеском и сразу. Но лишь сам маэстро Сергей Свиридов точно знает, сколько ступеней мастерства пришлось преодолеть оркестру и сколько титанического труда вложить для этого марафона длиною в концертный сезон.

Беседа с Сергеем Свиридовым состоялась в преддверии нового концертно-театрального сезона, ближайшие планы которого для маэстро уже сверстаны.

- Сергей Валерьевич, в конце творческого сезона принято подводить его итоги. Расскажите, насколько он был успешным для вашего коллектива?

- Вот уже ровно три сезона я работаю с Духовым оркестром Югры. Если брать определенную статистику за это время, то получается, что из года в год концертных программ у нас всё больше и больше. К примеру, в сезоне 2014-2015 было исполнено 9 программ, в прошлом – 12, а в нынешнем целых 14!

Этот сезон можно назвать успешным. Было исполнено очень много программ, и они позволили коллективу сильно профессионально вырасти. Особенно за весенние месяцы. Это связано и с тем, что все программы воспринимались на «ура», а также стало больше любителей нашего творчества, критиков.

Появились и такие концертные программы, которые будут в дальнейшем уже циклами. Среди них уже известные «сказки с оркестром», которые в июне получили премию «Гражданская инициатива».

Также в этом сезоне мы впервые ввели в обычную практику выступления камерных ансамблей в Органном зале. Мы будем обязательно продолжать этот цикл.

- Какая из этих работ является вашей гордостью?

- Например, если у тебя несколько детей, тяжело сказать, что вот этот лучше, а этот хуже. Они все разные. И я не могу с уверенностью сказать, что я горд за каждую программу. Дело в том, что каждый раз после исполнения концерта, я думаю, что вроде всё вышло неплохо. Но не следует всегда опираться на реакцию зала. Если публика аплодирует и кричит «Браво», это не значит, что мы все сделали идеально. Кто-то скажет, что мы же работаем для публики! Верно. Но профессиональный художник, мастер, в первую очередь, работает на то, чтобы максимально воплотить изначальный замысел. И 90% наших концертных программ занято академической музыкой, которая написана десятки и сотни лет назад. Моя задача – воплотить то, что было задумано композитором тогда. И это, к сожалению, не всегда удается.

- Что тогда прошлом сезоне удалось точно?

- Неплохо получилась программа «Музыка мирового кино». И она имеет определенный успех в прокате, учитывая, что люди теперь просят показать ее и в регионе, и за пределами округа. На нашем YouTube-канале клипы из этой программы занимают первое место по количеству просмотров. В первый раз мы презентовали ее в Сургуте, и все прошло довольно неплохо. Но когда мы показывали ее в Ханты-Мансийске под Новый год, получилось более качественно с точки зрения звука, сыгранности и слаженности. Думаю, связано это с увеличением профессионального роста музыкантов.

Также очень неплохо была сыграна вторая серия работы с Ансамблем песни и танца. Если в прошлом сезоне совместной работой стала программа «Русская душа», то в этом году мы сделали концерт «Мне о России надо говорить» - продолжение цикла. Этот концерт вышел, на мой взгляд, удачнее. В нем было больше свежести, совершенно других ощущений. Количество зрителей было почти в два раза больше. Но я слышал разные версии: кому-то, напротив, больше понравился первый концерт.

- Вы воплотили в жизнь такой грандиозный проект, как «Чайковский-марафон». Как вы сейчас оцениваете эту масштабную работу?

- Не все, к сожалению, понимают, почему так много говорилось об этом проекте и почему так много сил ему отдавалось. Ведь я не просто так ввел название марафона. Марафон – это забег на очень длинную дистанцию. И неподготовленный человек никогда в жизни ее не пробежит. Но ко мне пришло понимание того, что оркестр и зрители справляются с восприятием этой музыки. И я ожидал, что некоторые не выдержат и уйдут с концерта – это нормальное явление.

Это был самый трудный проект с точки зрения исполнительского мастерства. И именно он, скорее всего, дал коллективу невероятно сильный рост. В этом концерте 2,5 часа музыки, а также крупные аккомпанементы, которые половина артистов в оркестре никогда не играли. И сыграть все концерты Чайковского и «Ромео и Джульетту» в один вечер для публики – здесь в новинку. В начале июня мы выступили с этой программой перед югорской публикой. Они восприняли ее еще лучше, никто не ушел, все сидели до конца.

- Получали ли вы отзывы на эту и другие концертные программы?

- Да, и они очень хорошие. В Югорске концерт посетили артисты духового коллектива, которым руководит мой друг и коллега Андрей Шмидт. Говорят, что были в полном восторге. Все просто не могли понять, как всё происходит. Это тоже определенная гордость.

Но если брать мнение зрителей, то хороший «удар» пришелся по сказкам с оркестром – «Алисе в стране чудес» и «Маленькому принцу». Мы обязательно будем продолжать работу над этим циклом. И премия «Гражданская инициатива» – определенный стимул и аванс на это.

Есть отклики и от наших зарубежных коллег – итальянских, японских, американских, австралийских. Они смотрели «Чайковский-марафон» на нашем канале, и все в восторге! Смотрел концерт и дирижер из Москвы, который здесь работал 4 года назад до моего приезда. И признается, что просто не узнает коллектив. Так что, мне кажется, что мы пока идем в правильном направлении. И надеюсь, будем продолжать в том же духе.

- Вы стремитесь, чтобы каждый после концерта выходил уже другим человеком. Всегда ли эта цель достижима?

- Я не могу отвечать за каждого зрителя. Но часто люди даже сами со мной делились, что заходили с одним настроением, а уходили совершенно с другим. А некоторые пересмотрели свое отношение к музыкальному искусству и начали регулярно посещать концерты, интересоваться нашим творчеством.

Угодить каждому невозможно, потому что всё очень относительно. У людей разные мнения и ощущения. И нам, артистам, нужно просто творить и делать свою работу.

Хотя мне лично кажется, что у любого внутри что-то меняется и что-то происходит после посещения концерта, каждый уходит немного другим человеком.

- Куда в прошедшем сезоне коллектив выезжал на гастроли? Какая поездка вам особенно запомнилась?

- К сожалению, в этом году у нас было не так много поездок. Но каждая по-своему интересна.

Мне всегда приятно приезжать в Нягань, нас там очень восторженно встречают. Также запоминающейся была поездка в Сургут на открытие дворца искусств «Нефтяник». Там уникальная сцена, хорошо поставленный свет и звук, который мы максимально использовали в концерте «Музыка кино». Нас очень хорошо приняли. Зал был полностью полон. И это одна из самых запоминающихся поездок.

- Как проходит «разбор полётов» в коллективе?

- Всегда по-разному. Бывает, что концерт получился абсолютно провальным, и тогда у меня вообще нет слов. Учитывая, что я человек эмоциональный, внутри просыпается обида. Ведь тратится очень много сил, души, времени, а потом что-то не оправдывает ожиданий. И здесь важно понять, что на самом деле это только мои проблемы. Ведь если я чего-то ожидаю, это вовсе не означает, что все будет таким образом.

Но чаще всего после окончания крупного концерта я даю коллективу «отдышаться» на выходных. А после этого мы собираемся, и я начинаю в жесткой, иногда даже ультимативной форме спрашивать: почему это произошло во время выступления, если этого не было раньше?

Мне необходимо понять, что происходит с артистом, когда он выдаёт то, чего не должен был делать и никогда не делал ни на одной репетиции. Причины могут быть разные: может, не выспался или плохо себя чувствует... И если это связано со здоровьем, то вопрос закрывается сразу же.

- Вы видите ошибки каждого артиста в оркестре?

- Всегда. Это же слышно. Просто есть настолько мелкие помарки, что я на них иногда стараюсь не обращать внимания, чтобы не перевести это в конфликт. Передо мной же не роботы сидят. В оркестре 50 человек, почти половина из них – экстраверты. А остальные интроверты никогда не расскажут, что у них происходит в жизни. У кого-то могут быть реальные проблемы. И, конечно, это отражается на их творчестве.

- Часто хвалите артистов?

- Обязательно! Еще в школе искусств меня учили: если уж и критиковать, то по форме «А-Б-А». Где «А» – это всегда позитив. Необходимо всегда с позитива начинать и им же заканчивать. А в части «Б» можно и покритиковать. Мне кажется, я выбрал правильную тактику в этом отношении. Не получилось сегодня, значит, всё получится в следующий раз. Так что разбор полётов есть практически всегда, только проходит он в разной форме.

- В этом сезоне вы поставили две сказки с оркестром, в основном рассчитанные на детскую аудиторию. Насколько сложно взаимодействовать с детьми? Удалось ли «зацепить» их?

- Хочется начать с возрастного ценза. Я бы не сказал, что это детские сказки. Выбирая их, я рассчитывал на очень широкую аудиторию. Нужно было достучаться до уже довольно зрелых людей, которые, возможно, неправильно воспринимают жизнь, потеряли к ней вкус в рутине бесконечных дел, перестали замечать мелочи, на которых всё держится – доброта, любовь. Это мне и хотелось донести до зрителя. Поэтому мне важно, чтобы на «сказках с оркестром» сидело больше взрослой публики.

Мы будем продолжать делать сказки для детей 6+, 12+ и так далее. Но очень мало сейчас маленьких детишек, которые могут хорошо сидеть и слушать. Их, конечно, нужно приучать к этому, но не через призму премьерных концертов.

И все же, думаю, что до зрителя старше 6 лет мы достучались. Особенно это ощущалось на премьере «Алисы в стране чудес». Я ожидал, что слушать будут плохо, но вышло как раз наоборот. А вот в Сургуте почему-то ее восприняли хуже: дети разговаривали, ходили по залу, отвлекались.

В случае с «Маленьким принцем» все отзывы были хорошие, но разные с точки зрения режиссуры спектакля. Например, меня спрашивали, почему мы не добавили пантомиму, как в «Алисе». Но я намеренно ее не сделал. Мне было нужно, чтобы всё внимание зрителей было направлено на чтеца, музыку и экран.

         - Лично вам ближе «Алиса» или «Маленький принц»?

         - «Маленького принца» я люблю больше. Этот спектакль сделан более профессионально. И я получал очень много позитивных откликов с точки зрения исполнения музыки. Оркестр впервые играл композиции такой сложности. Во-первых, мы исполняли именно фортепианные произведения Клода Дебюсси, не симфоническое переложение. Это говорит о том, что оркестр должен исполнять всё воедино, в одном организме – и нам это удалось. Музыка не замолкала ни на минуту!

Вот в этом случае я горд за оркестр. Исполнение очень достойное, и отзывы из других регионов и стран это подтверждают.

Мне невероятно понравилось работать и с Аленой Черкашиной. Хорошо, что мне пришла идея сделать спектакль совместно. Насколько я знаю, сказки с оркестром в таком масштабе с песочной анимацией никто не делал.

- В этом сезоне вы стали стипендиатом Правительства РФ, лауреатом премии губернатора Югры, одержали победу в конкурсе «Гражданская инициатива». Что дальше?

- Разумеется, нельзя планировать какую-либо победу на будущее. Но сейчас мы будем стремиться победить во всероссийском этапе конкурса «Гражданская инициатива». Постараемся сделать для этого всё возможное с нашей стороны. Ведь голосование в июне – только начало. Вся битва впереди.

Также у нас есть планы на апрель следующего года. В Москве будет проходить конкурс-фестиваль концертно-духовых оркестров из России и других стран. Наш оркестр сможет впервые выйти на такую площадку, профессионально соревнуясь со своими коллегами. Думаю, что время настало. Теперь нам есть что показать и с кем соревноваться.

- С нового сезона коллектив будет называться Концертный оркестр Югры. Что изменится в связи с этим?

- Мы надеемся, что у нас немножко вырастет коллектив. С концертным составом оркестра нам станет проще привлекать струнников.

Те программы, которые мы делаем, это не программы духового оркестра. И мы наконец-то своим названием будем отвечать свои же программам. Ведь нужно сначала давать название коллективу и соответствовать ему. У нас же произошло всё в точности до наоборот. И теперь мы, наконец, приведем всё в соответствие.